Побежденный нарратив

На месте уничтоженного общинного крестьянства возникли два новых социальных слоя: новые «хозяева» деревни — чуждое ей «европеидовидное» кулачество, которому до российской власти не было никакого дела, и новый «сельский пролетариат», быстро обедневший, и постепенно отходивший на сторону непримиримой оппозиции к власти. Существовать вне общины русскому крестьянину было невыносимо. Вновь высунувшиеся из Европы, «бесы», почувствовав очередную потребность народа, предложили на продажу идею коммунизма (то есть просто — вернуть общины). Бесы, как им и положено, соблазняли каждого тем, чего он больше всего хотел. Кулаков  – помещичьей землей, сельский пролетариат – возвратом общин, промышленный – организацией артелей. В такой обстановке дни всей пирамиды власти Российской Империи стали сочтены. Но, придя к власти, «бесы» первоначально сами одурели от такого, ими самими нежданного, успеха.

Разумеется, они принялись разрушать и грабить. Никакая и ничья кровь их не останавливала. На развалинах привычного мира они стали устраивать пропагандистские оргии, красивыми абстрактными идеями завлекая потерявших всякую ориентировку людей во всевозможные политические культы и секты. И потеряли бдительность. Среди «бесов» нашелся один, который первым понял неизбежную гибельность «нового мира». А он хотел жить. И потому потихоньку собрал единомышленников, и неожиданно, соблюдая все их бесовские правила, устроил самим «революционным бесам» кровавую пляску. Вместе с тем он стал воссоздавать систему управления государством. Наитием понимая, что «кадры решают все», он сумел вновь привести в госуправление людей нарратива. Привести так, что их отторжение системой стало невозможно. Потому, как кадровые вопросы были святы. И ни одна ячейка государственной власти свои кадровые вопросы не решала. Более того — не подпускалась к ним близко. Именно потому, несмотря на то, что в созданном им мире господствовали абстрактные и нереализуемые идеи, созданная им система госуправления  работала. И работала ЭФФЕКТИВНО. Неестественно, однобоко, с извращенной экономикой, страна стала развиваться.

После смерти Хозяина затаившееся в недрах госуправления нарративно — дискурсное отторжение начало просыпаться. Но еще долго партийный контроль над кадрами не давал ему разыграться во всю мощь. И только ликвидация партии, а вместе с ней и партийного контроля над кадровым комплектованием управленческих структур, привело к тому, что отторжение сработало. В период 1995-2000 годов из всех госструктур все служащие, имеющие свойства нарративного мышления, все экстраверты, были под теми, или иными предлогами выдавлены. Для воспрепятствования их обратного проникновения была организована соответствующая кадровая фильтрация. Во всех государственных учреждениях наступил долгожданный рай дискурса, т.е. рай для интровертов. Рай без глупых вопросов и тормозов для «новаторских» инициатив.

Все «новаторские инициативы» теперь носили всего одну неотъемлемую от интроверта направленность: используя все возможности отгородиться от окружающего мира. Поставить высокий забор вокруг учреждения, охрану на входе, чтобы без паспорта ни-ни, да и с паспортом бы посторонние под ногами лучше не путались. И как бы так организовать, чтобы там, за забором, все как-то само собой, автоматически бы двигалось? Без них. Компьютерные экзамены, электронное правительство… А они бы в своих конторках порядок бы идеальный навели, бумажки бы все по полочкам разложили. Идеи бы новаторские планировали, да отчеты расширенные писали, почему те планы, если и реализуются, то вкривь да вкось. А кому реализовывать? Все из-за забора вылезти боятся… А если кого из своих из за забора-то для реализации идей и вытолкают, так не понимает он там ничего, в делах-то зазаборных.

А еще проблема — кроме учреждения еще и дом есть, и семья. Там также давно мечтал высокий глухой забор поставить, чтоб пяток бультерьеров по периметру бегали. И, уже за забором, все блага реального мира для себя осуществить. И речки чтобы своей кусочек был за забором, и солнышка, и банька, и бассейн, и бильярдик, и полянка с кабанчиками прикормленными своя, личная. Да лучше бы тот персональный мирок за заборчиком не здесь, а где-нибудь на дальних теплых островах. Но на все это денег надо!!! Значит необходимо как-то так дела в учреждении организовать, что бы те, которые с паспортом без толку в учреждения путаются, еще и деньги несли.

В итоге сейчас мы имеем то, что организовали. Систему государственного управления с отрицательной эффективностью. Сколлапсировавшуюся, замкнувшуюся на себя, превратившуюся в «торнадо», с энергично развивающимся внутренним бумаговращением и громадным высасывающим национальный продукт эффектом. Долго так может просуществовать страна? Если мы не вернем в госаппарат эффективный нарратив и его носителей? Не знаю.

Страницы: 1 2 3 4

2 комментария на “Побежденный нарратив”

  • ololosh:

    Книги — это классно!

  • Читая статью, думаю, хорошо уяснил для себя смысловые значения нарратива и дискурса. Затруднился в поисках этих значений при изучении книги А. Дугина «Четвертая политическая теория». В рамках упомянутой книги предполагаю, что трактовка в статье борьбы нарратива с дискурсом в жизни России, — есть отражение борьбы различных идеологий. Консерватизма, а затем коммунизма, выступивших на стороне нарратива с либерализмом (дискурс).

Оставить комментарий

*

code

Время уходит

horoscop 2009 free online movies horoscop 2010 | horoscop saptamanal | horoscop zilic | horoscop |

Get Adobe Flash player
Цитата:

Отбросьте все невозможное. То, что останется, и будет ответом, каким бы невероятным он ни казался.

(Артур Конан Дойль. Знак четырех)

Страницы сайта
Развернуть | Свернуть
Записи
Развернуть | Свернуть